«Воспитание с поправкой на реальность»… По­-моему, самая честная тема, о которой меня пригласили думать за последние несколько лет. Я приняла для себя решение писать эту статью откровенно, «не для выступлений», писать в соответствии с принципом реальности и так, чтобы после её прочтения, тех, кто растит ребенка, не душил бы вопрос » и что? что мне делать?». Невозможно в формате статьи коснуться всех аспектов – буду говорить только о тех, с которыми регулярно встречаюсь и к которым имею личное отношение.

Два основополагающих для психоанализа принципа: принцип удовольствия и принцип реальности. Вот тут ­то мы и попадаемся. Удовольствие находится в том, чтобы наслаждаться собой как родителем, радоваться своему ребенку, интересоваться им искренне, знать «как» и главное, «мочь» это делать.

Вступая в родительство абсолютно подкованными, в меру травмированными своим собственным детским опытом (понимая, что я так никогда со своим ребенком не поступлю), идеализируя свои физические и эмоциональные возможности, нас накрывает принцип реальности: в сутках всего 24 часа, кричащие или скорее стонущие физические потребности, эмоциональная некомпетентность и масса желания отыгрывать то, что либо не доиграли, либо попросту не было счастья «научиться играть» в детстве. Это проявляется в отсутствии фантазии и невозможности получать удовольствие от игры с ребенком, от него самого и от себя рядом с ним. Родитель или воспитатель убегает в уход за ребенком, и таким образом избегает отношений с ребенком. Все силы пускаются на то, чтобы ребенок был «намытым и сытым», а главное, чтобы он не плакал и не кричал. Увы, я пользуюсь здесь как своим профессиональным, так во многом и личным опытом.

Для многих из нас детский плач невыносим. Причины могут быть разными, но самые узнаваемые из них (в основном к ним склонны люди, которые ВСЕ состояния окружающих связывают с собственной «плохостью»): ­
я не могу с ним справиться (я неправильный родитель),
­я его не понимаю (я бестолковый),
­у меня сердце разрывается, когда он плачет (я беспомощен),
­мне стыдно, когда он орет (я плохой родитель, некомпетентный и все об этом узнают ­ это создает особое напряжение),
­я его ненавижу, когда он капризничает или плачет (чаще всего это зависть и ревность ­ «меня б убили, если б я так орал в детстве» или физическая непереносимость чьего­-то неудовольствия в нашем присутствии.

В целом для матери (для родителя) детский плач что­-то сложное, ведь по идее мы должны обеспечивать пространство, в котором ребенок чувствует себя безопасно и комфортно. Так вот, возможность плакать, кричать и негодовать – это и есть ощущение внутренней свободы, безопасности и доверия к родителю, который по идее должен мочь выдерживать как плач своего ребенка, так и свою тревогу при этом.

Что надо делать в ситуации плача? Сядьте так, чтобы глаза были на уровне глаз ребёнка, дайте ему почувствовать, что вы видите как ему плохо (не делайте вид, что это что­-то из области фантастики и мы этого не замечаем, что еще хуже!) и называйте его чувства, пока он сам не в состоянии это делать. По мере взросления ребенок, и без нас в курсе дела, от чего он злится или плачет и тут самое сложное – ВСПОМНИТЬ, что между ребёнком и вами существует то самое пространство, где психически здоровый человек (пусть даже он и родитель:)) проявляется, давая ребенку возможность высказаться и услышать отношение родителя к происходящему.

Только не надо многозначительно контейнировать ВСЕ безобразие, которое порой выдают наши дети! ­ их сводит с ума отсутствие нашего отношения к ситуации. Ребенок разрывается или пинает мать, а она так блаженно смотрит на него и говорит: ой, а что же это ты делаешь, зайчик? (слово зайчик – в данной ситуации – это отобрать право у него называться человеком в этом состоянии плюс обесценить тяжесть переживаний ребенка). Он в припадке – мать агрессирует, как может своей благожелательностью и терпимостью. Да­да, это агрессия и издевательство!

Поправка на реальность – это представить и вспомнить себя на его месте (только не в детстве, а сейчас!). Вам хорошо, когда не дают выразить свой гнев? Когда вы злитесь и позволяете себе истерику, а на вас смотрят и говорят заветное «успокойся». Успокойся – воспринимается нашей психикой как предательство: означает успокой себя сам (­-ся­-). Мы не хотим сами себя успокаивать, мы хотим, чтобы нас утешили и спасли после катарсиса, чтобы нас простили и продолжали любить.

Не молчите с детьми о своих чувствах и «отношениях к» – они им нужны, они становятся и их опытом, их опорой. Любовь проявляется и в уважении в том числе. Уважения в блаженном очковтирательстве немного, равно как и любви. Злитесь – скажите об этом! Но словами и хоть частью своих эмоций (не роботоподобным голосом). Это мучительно – оставлять ребенка в нейтральности каждый раз, когда он проявляет себя «неудобно» для взрослого. Не надо ждать пока накипит, будьте искренни и человечны с тем, кто доверил вам себя «плохого» как говорят некоторые слишком воспитанные малыши.

Можно и нужно давать ребенку выражать свои чувства, но это не отбирает у вас права иметь к ним свое отношение, которое порой стоит озвучивать честно и прямо. Называть свои чувства, свои состояния, а не себя или ребенка. » То, что плюнул в учителя – это плохо», но не стоит говорить » ты плохой, потому, плюешь в людей». Этот тезис и к нам бы применять… Ведь, то, что я накричал на ребенка или не дал ему доиграть потому, что спешу – это плохо конечно, но я не плохой родитель от того, что в этой ситуации сплоховал с его точки зрения. Это помогает. Поменьше прилагательных и приписок «вечно, всегда, постоянно, никогда, что же, как же, почему же…».

Поправка на реальность – это возможность принять, что не надо стремиться быть идеальными родителями (мертвыми по сути). Вспоминаем «Мертвые матери» Андре Грина.

Давайте ближе к Д. В. Винникотту! Ведь самое здоровое – это быть «достаточно хорошими родителями». Это оставляет право быть живым, ходить в туалет и в театр, когда душа и тело этого просит, а не тогда, когда вы заимеете на это право с точки зрения всепоглощающего родительского всемогущества. Чем меньше идеализации – тем меньше обесценивания в итоге. Несчастливый взрослый, выбрасывающий право на признание и удовлетворение своих желаний – это травмирующий агрессивный зануда, который будет постоянно требовать благодарности за те жертвы, которые ребенок к счастью оценить не может.

Современные родители боятся своих детей! Как мы ритуализируем ВСЕ, что можно! Без чашки­ зверушки не попьет!!! Без одеялка­кусалка не поспит! Без книжечки­-кормилки не поест! Послушайте, это больше похоже на то как дикари общались с богом дождя и богом молнии! Непереносимость неудовольствия и неверное ощущение того, что потребности ребенка ВСЕГДА первичны… Современный родитель напуган до безумия тем, что его ребенок будет недоволен… Все обращения родителей в ужасе о том КАК отучить от соски, от подгузников, от посасывания пальца больше похожи на обращение к шаману, чем к психологу. Когда пытаешься отыскать позицию и решение самого родителя – оно отсутствует! Ведь они пришли за уловками-­дурилками, которые должны сбить с толку их маленького монстрика (именно так мы себе и рисуем малышей, гнева, которых страшимся).

Так вот, очень многое зависит от решения и уверенности в трезвости этого решения самого родителя. Ребенок имеет полное право негодовать, но вы ведь не на зло ему настаиваете на горшке! Он поймет и почувствует в себе и в вас возможность это сделать, если вы перестанете изобретать какие­-то нелепые обходные пути. Попробуйте говорить, как есть и правду своим детям – это всегда работает. Всегда.

Несколько слов о вербальном панцире… Я о том, как мы можем упиваться развитостью своих детей, когда чуть ли не нажимая на ребенке кнопку PLAY, включаем в них прочтение сотни стихов и эмоционально непонятных для ребенка слов. Дети видят, что единственное в их существовании, что заставляет родителей торжествовать есть «умные взрослые слова». Они на все готовы лишь бы интересовать своих родителей. В этом может быть их субъективный смысл… И начинается пустоговорение. Ребенок говорит то, чего не чувствует и не понимает. Случается трагедия – ведь слова должны давать облегчение, выражение, разрядку… А для многих малышей это постоянное жонглирование за аплодисменты… Когда начинаешь говорить с таким грустным оратором – он даже не всегда понимает простые вопросы о том как у него дела – ведь за этот ответ ему аплодировать не станут…

Речь невероятно важна. Родителю необходимо следить за тем, чтобы речь малыша обогащалась, но вместе с этим она не должна опережать на 20 лет эмоционально развитие самого ребенка.

Воспитание с поправкой на реальность – это умение ее принимать и осознавать во всех жизненных ситуациях. Родительство – это только одна из наших идентичностей. Она не может и не должна заменить собой ВСЕ остальные. Представьте себе ожидания от ребенка, который должен будет один заменять нам ВЕСЬ мир?! Не многовато ли?

Не будет беспросветного отчаяния, ненависти и припадков если мы сами не начинаем идеализировать себя и свое родительство. Это тот случай, когда можно разрешить делать себе все, что можешь и все, что хочешь. А слово «должен» закопать как топор войны между идеальным и реальным. Будет разное. Было разное. Очень важно самому себя уметь прощать за то, что было.

Родителям порой невыносимо принимать себя реальными. Мы называем свое раздражение обеспокоенностью здоровьем и развитием ребенка ­ «мол, я за него волнуюсь очень!». Мы находим 1000 кружков лишь бы не оставаться наедине с ребенком. Мы продолжаем бояться учителей, своих родителей и тех, кто «умеет воспитывать детей». Идеализируем питание и режим… В этом так много невротического. Конечно, все это важно и здорово, но ценность не в соблюдении ритуалов.

Ценность в том, чтобы соотноситься! Поправка на реальность – уметь соотноситься со своим ребенком. Отменять кружки без чувства вины и раздражения к ребенку, если он не хочет идти или приболел. Не забывать о нем в процессе его же воспитания… Признать себя не идеальным – особенно сложная работа для тех, кто не может простить своих родителей. Принять свои промахи – это означает и оправдать промахи своих родителей (тех самых, родом из нашего детства). Признать, что они не успевали ­не могли­ не умели прям как мы сегодня не успеваем­ не можем ­не умеем… А ведь сохранение этих обид многим заменило детство. Мы отражаемся в них, они отражаются в нас – это порой пугает:) Реальность поправит все наши идеалистические выступления и разглагольствования о том как надо.

Самое захватывающее и созидательное состояние – это быть. Это не всегда идеально. Пусть так и будет.

P.S. Так уж случилось, что я скорее писала о маленьких, но во многом это касается и наших взрослых детей.

Автор: Анна Кушнерук
Источник: http://good-psychologist.info/2015/avgust-vospitanie-detej-s-popravkoj-na-realnost/276-vospitanie-s-popravkoj-na-realnost-ispoved-psikhoanalitika

На главную